Как работает видеоаналитика в клубе КХЛ

Дата: 15.09.2019
Рубрики: Арена Мастер

Летом ресурс The Score выпустил текст, в котором Тодд Вудкрофт, помощник Пола Мориса в «Виннипеге», метко обозначил роль аналитики сегодня: «Если у вас есть деньги, которые можно потратить за пределами потолка зарплат, это сделает вашу команду лучше. Команды могут вкладываться в аналитику. Теперь везде два тренера по вратарям, два видеотренера, три или четыре тренера по ОФП – на них не действует потолок зарплат».

КХЛ пока не такое технологичное пространство, но 1 сентября тут стартовал новый сезон – а ведь каждый год хочется открывать новые измерения игры. В 2014-м мы мечтали, чтобы с тренерских планшетов стерли схемы отката. Прямо сейчас на аренах уменьшают площадки. Возможно, следующий шаг – полноценное внедрение аналитики, которая поможет сильным побеждать не менее сильных, а слабым – отгрызать отдельные матчи у фаворитов.

Аналитика в России пока существует в формате партизан: в целом ее как бы нет, но крохотные отряды энтузиастов отвоевывают себе небольшие участки работы. 

Этот текст – интервью с аналитической бригадой питерского СКА. В ней три человека: Александр Рассказов, Павел Шагаль и Никита Стариков. Это самая большая подобная группа в КХЛ: в клубе рассказывают, что давно ориентируются на лучшие примеры в индустрии и развивают это высокотехнологичное направление.

Вот хайлайты их рассказа: 

• Двое из трех аналитиков СКА играли в хоккей.

• Они сами вручную фиксируют информацию во время матча: один смотрит игру и диктует события, еще двое – вбивают ее в программу.

• Иногда у аналитической группы получается перевернуть представление тренеров об игроке – потому что во время игры тренеры видят не все.

• КХЛ в целом на пути к тому, чтобы игроки разбирали свою игру прямо на скамейке, как это делают в Америке.

А теперь прочитайте целиком это оптимистичное хоккейное интервью.

Никита Стариков, Александр Рассказов, Павел Шагаль и начальник команды Михаил Кравец

– Как вы пришли в аналитику?

Никита Стариков: Я 25 лет играл в хоккей, сам воспитанник СКА. Когда закончил и вернулся в Питер, предложили попробовать себя аналитиком. Мой хоккейный опыт помог развиваться дальше, особенно по работе с вратарями. На них в плане аналитики у нас в КХЛ не особо обращают внимание.

Александр Рассказов: Я 15 лет играл в хоккей, потом закончил и пошел в институт физкультуры в Москве, где поиграл в студенческой команде. Потом работал в федерации хоккея, со сборной U17 с Виталием Прохоровым (главным тренером – Sports.ru). Там ввели должность – сначала это была не аналитика, а «тренер по научно-методическому обеспечению». Занимались всякими датчиками. Через год появилась должность аналитика, потом я поработал в U20, а затем пригласили в СКА. Уже четвертый год я тут.

Павел Шагаль: А я в профессиональном спорте не был лет до 17-18, был плотно связан с компьютерами. Однажды эти навыки пригодились в спортивном клубе, и с тех пор это эволюционировало в то, чем я сейчас занимаюсь.

– Как вы работали в межсезонье?

А.Р.: После каждой игры делали статистику. Посмотрели цифры по игрокам: кто с кем лучше играет, удачнее взаимодействует. Все это, плюс видео, отдаем тренерам.

Н.С.: Во время игр собираем тактические показатели – такого нет ни у одной аналитической компании. Там обычно считают чисто по игрокам: голы, броски, Corsi (блок статистики, основанный на подсчете бросков – Sports.ru) и так далее. Мы смотрим тактику – и свою, и соперника. Смотрим, что и как получается, ищем наработанные схемы.

П.Ш.: То есть, у нас исчерпывающая статистика не только по броскам, блокшотам и силовым приемам. Подробно прописаны успешные/неудачные выходы из-под давления и далее все тактические моменты матча.

Н.С.: Каждая цифра подкреплена видео, что очень важно. Никакой отсебятины. 

– Опишите схему работы. В моем представлении это что-то нереальное: просмотры одной и той же игры, разборы эпизодов с нескольких камер.

П.Ш.: По регламенту установлено, что техническая запись, которую предоставляет каждый клуб, делается одной камерой. 

Мы смотрим столько матчей, сколько потребуется, чтобы установить тактические зарисовки соперника, понять, как именно он играет – не всегда сразу ясно, что люди делают. Команды по-разному играют дома и на выезде. Приходится смотреть не один матч. 

Когда вырисовывается определенная тактическая система, мы набираем материал, готовим его для тренеров. 

– Вас в бригаде трое. Как распределяете работу?

П.Ш.: Всегда по-разному. Кто-то смотрит на индивидуальные моменты. Кто-то берет на себя тактику. У нас не как на заводе: пришли в 8 утра включили станок, в 8:15 сделали деталь А, в 8:20 – деталь Б. Отталкиваемся от ситуации – и работы хватает. 

Кто-то говорит, что у нас очень много народа, но и у руководства клуба, и у тренеров уже выработался такой подход, что задач хватает нам всем. И иногда времени даже не хватает. Объемы – огромные.

– Условно: завтра игра с «Магниткой». Вы говорите: «Давай я смотрю первое звено, а ты – большинство». Так?

П.Ш.: Плюс-минус, да.

А.Р.: Никита делает разбор по вратарям, я – по игрокам, а Павел разбирает сами матчи.

П.Ш.: Вратарями никто, кроме Никиты, не занимается, потому что у него исчерпывающие знания по этому вопросу, он сам играл. 

– На какие элементы вы делите игру соперника?

А.Р.: Как они играют в обороне, в атаке, в средней зоне. Варианты раската, как выстраиваются в средней зоне, как двигаются в атаке. Можно найти слабое звено выхода из зоны: вдруг кто-то из защитников допускает одни и те же ошибки, и на это можно давить.

Н.С.: Есть командный анализ и анализ по каждому игроку. Также лидеры, большинство, вбрасывания: на какой точке и как разные игроки ставят клюшку, каким хватом чаще всего выигрывают. Это тоже помогает нашим игрокам.

– Сколько надо посмотреть игр команды, чтобы составить ее полноценный портрет?

П.Ш.: Все зависит от конкретной команды. Если приходит новый тренер, который еще не тренировал в КХЛ и по нему нет никакой информации, то придется смотреть много.

В общем, есть нюансы – поэтому среднеарифметическое не выведешь. Может одной игры хватить – зафиксировал, что ничего не изменилось. А может не хватить и трех.

А.Р.: И к концу сезона мы обращаем больше внимания на игры, которые сыграли с этим соперником по ходу чемпионата. 

П.Ш.: Потому что соперники настраиваются под нашу команду. И с аутсайдером команда будет играть не так, как с лидером чемпионата. В дивизионе много игр с [одним и тем же] соперником, лучше по ним смотреть.

И перед любым соперником можно посмотреть пару его последних игр – всегда что-то новое можно найти.

– То есть первые два месяца регулярки – самое сложное время?

П.Ш.: Правильнее сказать, что нагрузка идет по нарастающей. В предсезонку – вот так (показывает движение вверх рукой), достигает пика к началу сезона, потом прямая линия. Ближе к плей-офф, когда больше информации – чуть-чуть на спад. И перед самим плей-офф снова идет вверх – там гораздо больше нюансов. 

– Как и где хранится информация, собранная за сезон?

А.Р.: Вся статистика – в экселе, а все остальное – это видео. Например, позиционные атаки по всем матчам с «Йокеритом» у нас уже есть. Тренер в любой момент попросит – мы предоставим.

– А как вы работаете со своей командой?

П.Ш.: Первое – сборка по сопернику. Это должен быть не получасовой фильм, а буквально несколько минут – игрок готовится к матчу, не надо забивать ему голову лишней информацией. Это 2-3, максимум 4 минуты, которые ребята смотрят за 2 часа до матча. После этого видео тренер дает установку.

Даем статистику по игрокам, как Саша сказал – например, как центральные играют на вбрасываниях. Никита собирает информацию по вратарям, чтобы наши игроки знали, куда бросать, как вратарь соперника играет в определенных ситуациях, чего он ожидает от наших игроков.

Кто-то из ребят может попросить точечные данные. Наша бригада большинства может попросить посмотреть меньшинство соперника. Или – свое большинство с прошлой игры. Это происходит как в день матча, так и в день тренировки.

У нас есть клубное облако, куда мы отдельно загружаем смены всех игроков – каждый может посмотреть свои 15-17-20 минут вместо двух часов полного матча. Еще игроки могут подойти к нам после матча, взять у нас компьютеры и посмотреть в самолете или когда нет доступа в интернет.

– Кто из игроков фанат аналитики?

А.Р.: В первый сезон мало кто смотрел статистику из игроков, сейчас уже практически все интересуются. Особенно любила видео большинства спецбригада Гусев – Шипачев – Дадонов. Смотрели после каждой игры.

– То есть для своей команды вы такой, продвинутый и расширенный Instat.

П.Ш.: В принципе, да. Программное обеспечение, с которым мы работаем, позволяет реализовать любое желание тренера, игрока, руководителя или коллеги. Если есть идея что-то посчитать, отметить – программное обеспечение очень гибкое, позволяет считать все что угодно. Главное – успевать нажимать.

– А как это работает во время матча? Вот у меня – блокнот и ручка. Если я смотрю в прямой трансляции, то отмечаю, сколько успею. А вам же надо зафиксировать все.

А.Р.: У нас один человек – четвертый, начальник команды – снимает, двое сидят за компьютерами, еще один диктует. Тем, кто за компьютерами, надо в режиме онлайн отмечать в компьютере каждое событие, которое происходит на поле. Идет смена – надо поменять 19-го на 10-го. Пошел бросок – тоже. И так любое действие: потеря, отборы, силовые приемы и плюс еще тактика.

П.Ш.: Без человека, который диктует и постоянно смотрит на площадку, легко что-то пропустить. Ты, например, делаешь смену игрока, отвлекся на секунду в монитор – а в игре произошел бросок, и ты его не увидел. Нужны дополнительные глаза, которые будут все видеть и воспроизводить голосом.

Н.С.: Грубо говоря, человек, который сидит за компьютером, почти не смотрит игру – просто не успевает. 

П.Ш.: Именно эта пара людей гораздо хуже видит игру, когда она идет. Тактические зарисовки практически не успеваешь сделать. И тот человек, который диктует, получает гораздо больше информации. Соответственно, потом все просматривается и обсуждается, чтобы у всех была одинаковая картина произошедшего.

– То есть, у вас по итогам матча получается уже готовая нарезка?

Н.С.: Да, и статистика готова минут через 30-40 после каждого матча.

– А расскажите, как вы во время игры обозначаете события. Вот 10-й номер потерял шайбу – как это произнесет тот человек, который смотрит матч и диктует?

Н.С.: Это должно быть быстро, надо ничего не упустить. Примерно звучит как: «Десятый – потеря в зоне атаки!» или «бросок – девятнадцатый – слева в створ, подбор – шестнадцатый» и так далее.

А.Р.: Особенно важно быстро говорить смены, так как они происходят чаще всего. Мы не говорим лишние слова – что «номер 28 поменялся на номер 5». А просто «Двадцать восьмой на пятого». Или когда выходит полностью звено, то говорим «Первое полностью».

– В КХЛ все клубы так работают?

П.Ш.: В основном один сидит за компьютером, а второй помогает, просто камеру водит. Большинство [клубных аналитиков] одной рукой водит камеру, а второй рукой размечает события. Что там успеешь одной рукой наметить? Десять событий – максимум.

Есть, конечно, профессионалы, которые много отмечают по ходу матча и потом пересматривают. Или, например, во многих командах люди, которые конкретно во время матча не задействованы – пресс-атташе или начальники команды – водят камеру от свистка до свистка. Соответственно, видеоаналитики получают вторую свободную руку и могут сделать больше.

– А вам приходится в какой-то момент скаутами поработать? Изучить новичка или игрока, к которому интерес у клуба.

Н.С.: Всю статистику предоставляем, нарезки матчей и все, что надо найти – находим.

П.Ш.: Ну и видео – перед подписанием игрока хотят его посмотреть, а он из какой-нибудь европейской лиги, тоже можно видео найти, порезать смены, показать.

– Как общаетесь с тренерским штабом?

П.Ш.: Мы предоставляем информацию и можем на чем-то акцентировать внимание. Но решение в любом случае принимает тренер, и все обсуждается в штабе. Если есть информация, про которую мы знаем и считаем, что тренеры ее упустили, мы просто дополнительно укажем и попросим обратить внимание.

Взять банальный пример – игры дома и на выезде. Тренер не будет заморачиваться и смотреть, сколько мы пропустили дома, сколько на выезде. А мы ему скажем – посмотрите, мы дома больше пропускаем, чем на выезде. 

Н.С.: И так с абсолютно любой цифрой. 

– Эпизод, когда информация перевернула представление тренеров о сопернике?

А.Р.: Мне кажется, такое каждый год происходит.

П.Ш.: Например, тренер со скамейки смотрит на одного игрока, и ему не понравилось, как тот сыграл. Он думает, что этот игрок весь матч хуже всех был: больше всех потерь, меньше всех бросков.

Приносишь ему статистику – а там все по-другому.

– Плей-офф – это самая жесть?

Н.С.: Важнее сыгранные матчи. Вроде и проще, потому что один и тот же соперник, но матчи надо изучать внимательнее.

А.Р.: Там вся суть в мелочах, в супертонких моментах. 

– Сколько вы спите в это время?

А.Р.: После игры обычно еще часов 5-6 работаем. Потом спим и на следующий день досматриваем, ищем нюансы. После матча разбираем прямо ключевые моменты, а потом уже детали.

– Бывает, что тренер по итогам двух периодов что-то запрашивает?

Н.С.: Если надо, мы даем статистику после каждого периода. Особенно интересуют вбрасывания.

А.Р.: В концовке третьего периода начинаются важные вбрасывания, и тогда важно у кого лучше идет, у кого какой процент, на какой точке. То есть не просто «у него 60%». А именно в какой зоне и на какой точке – левой или правой.

– А смотрит видео в перерыве?

А.Р.: В перерыве от нас в тренерскую спускается один человек, он показывает на видео все моменты, какие нужны тренерам. Но там времени не особо много, у них максимум минут пять, а потом уже идут к команде. Все очень быстро происходит.

– Когда КХЛ придет к тому, что игроки будут пересматривать свои эпизоды, как Кучеров в НХЛ?

Н.С.: Мы близки к этому, у нас есть возможности и желание. Все понимают, что это важно.

– Так с самого запуска было?

П.Ш.: Тут хорошо подходит фраза «все приходит с опытом». Когда все это начиналось, то воспринималось в штыки, и многие думали, что это во вред. Сначала был один человек, потом два, потом три. Как показывает временной срез, эта работа очень положительная и вреда не несет никакого. 

– Вы работаете с видео, а у нас все же не везде XXI век наступил. Бывает ли такое, что просто ничего не видно?

Н.С.: Качество технической записи еще более-менее. Я работаю по вратарям и обрабатываю картинку не с технической камеры, а с трансляции. И иногда действительно бывает, что сложно разобрать момент.

Интервью: Никита Петухов, Sports.ru

Хотите записаться или задать вопрос?

Заполните форму и мы обязательно перезвоним.

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на  обработку своих персональных данных

Новости

Смотреть все

Оставьте свой телефон - мы перезвоним

Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на  обработку своих персональных данных